Найдены архитектурные детали убранства кенаса Симферополя?

В конце мая 2020 года в Музей истории, культуры и религии крымских караимов-тюрков им. Т. Ормели почётный председатель Национально-культурной автономии крымских караимов Симферополя Г. Гладилова (Ормели) передала две деревянные капители, предположительно из кенаса Симферополя. Минимальный диаметр капителей – 8, 5 см, максимальный около 28 см. Есть следы коричневой краски и крепления. 

Эти архитектурные детали долгое время сохранялись в семье последнего газзана симферопольской кенаса И. Ормели. Точно сказать о происхождении новых экспонатов пока не возможно, так как не сохранилось документов о внутреннем убранстве храма, но то, что семья газзана долгое время сохраняла эти, совсем не нужные в быту, детали, говорит об определённой их исторической и мемориальной ценности.

А. Полканова.

Джуфт Кале

Об этом городе написано немало,

И все же мало, чтобы передать

Всю ауру жилищ ушедших в скалы,

И крепости старинной благодать.

Среди камней, что солнцем перегреты,

Хранят прохладу стены Кенаса.

Живет в них дух моих далеких предков,

И их учений строгая краса.

На нас глядят с любовью и надеждой

Обители Фирковичей глаза.

В ее котлах готовят плов, как прежде,

И пенится с изюминкой буза.

А дальше камни старого кладбища,

Где предков призраки хранят немой укор.

И кажется, ночами кто-то ищет

На камнях тех утраченный узор.

А старый страж порядка и покоя,

Дежурный совершает свой обход,

И пусть бывает тяжело порою,

Мы верим, что народ наш не умрёт.

Ю. Суров (Сараф), Харьков

Памяти

Юрия Александровича Полканова

Мінералогічний журнал. 2020. 42, № 1  С. 101- 103. Перевод с украинского.

29 февраля 2020 года ушёл из жизни выдающийся учёный-минералог Юрий Александрович Полканов, действительный член Международной академии минеральных ресурсов, Академии технологических наук Украины и Крымской академии наук, член Украинского минералогического общества, доктор геолого-минералогических наук, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, Почётный разведчик недр Украины.

Родился Ю. А. Полканов 10 марта 1935 г. в г. Симферополе. Рос он в интеллигентной русско-караимской семье, поэтому с детства был знаком с бытом и традициями крымских караимов. Маленьким мальчиком увидел все ужасы нацистской оккупации. И после тяжёлых лет жизни в оккупированном и разорённом Крыму в 1952 году поступил в Днепропетровский горный институт. Именно тут он стремился учиться, и геологические науки захватили его навсегда.

Азами самостоятельной рабочей жизни молодой специалист овладел в Южно-Казахстанской экспедиции, куда был направлен по распределению. А настоящий путь в науку для Ю. А. Полканова открылся в 1959 году в Симферополе, после возвращения из Казахстана – в Институте минеральных ресурсов (ИМР) Академии наук УССР, который потом был реорганизован  (2020) в Крымское отделение Украинского государственного геологоразведывательного  института. Здесь он проработал более 50 лет и прошёл путь от инженера-геолога до главного научного сотрудника, заведующего научно-исследовательским подразделением.

Одним и направлений его деятельности было прогнозирование, поиск и изучение алмазных месторождений, исследование нетрадиционных мелких алмазов (космогенные, метаморфогенные и др.); разработка методов диагностики, технологии обогащения и сортировки мелких природных алмазов.

Благодаря выполненным в послевоенные годы геологическим работам территорию Украины специалисты считали потенциально алмазоносной. ИМР активно подключился к этим исследованиям, и в 1963 году Ю. А. Полканов вместе с И. Ф. Кашкаровым в Приднепровьи, в Самотканских титано-циркониевых россыпях, выявили алмазы.  Именно эти находки в 1964 году привели к утверждению решения ЦК КПУ и постановления Совета Министров УССР о развёртывании работ по поиску алмазных месторождений в Украине. В связи с таким заданием в ИМР был создан новый специализированный прогнозно-поисковый отдел, продолжена оценка алмазоносности титано-циркониевых песков. С учётом условий формирования россыпей и полигенности мелких алмазов, были разработаны технология добычи, методы изучения алмазов, оценены их технологические свойства и технические качества; заложены основы поисковой и технологической минералогии мелких алмазов.

   Результаты новых научно-методических достижений были успешно использованы геологами-алмазниками для разработки технологии обогащения и методов анализа алмазоносных пород разного генетического типа в Украине и России и обобщены в монографии «Алмазы песчаных отложений Украины» (Ю. Ю. Юрк и др., 1973).

Постановка научно-исследовательских работ по изучению титано-циркониевых россыпей была обусловлена необходимостью освоения Самотканского месторождения. Отечественного опыта освоения россыпей этого типа в тот период не было, поэтому довелось решать комплекс задач технологической минералогии. На протяжении 1959-1990 гг. были изучены десятки титано-циркониевых россыпей – практически все перспективные месторождения этого типа в СССР. Это разновременные россыпи Украины, Центрально-европейской части России, Западной Сибири, Казахстана и др. Всеми этими работами руководили Ю. А. Полканов и И. Ф. Кашкаров. Теоретические наработки успешно выдержали проверку промышленными испытаниями на Верхнеднепровском горно-обогатительном комбинате и способствовали успешному проведению промышленных испытаний на Иршанском месторождении.

В украинских песках были впервые найдены космогенные алмазы с лонсдейлитом (1971). Статья по поводу этого открытия с трудом пробила дорогу к публикации и удивила геологический научный мир, но вскоре получила многократные подтверждения. Выявление и изучение алмазоносности импактитов стали возможными благодаря методическим разработкам Ю. А. Полканова с коллегами. Дальше были выполнены углублённые исследования импактных алмазов: изучены морфологические и структурные особенности, фазовый состав, люминисценция, технологические свойства, технические характеристики и пр. Обобщённые результаты этих исследований частично представлены в коллективной монографии «Ударно-метаморфизованные минералы углерода» (1992) и в многочисленных научных статьях Ю. А. Полканова.

Полученные специалистами ИМР прогнозно-поисковые признаки и разработанные критерии алмазоносности дали возможность сотрудникам института и геологам Кокчетавской ГРЭ открыть в Казахстане Кумдыкольское месторождение метаморфогенных технических алмазов. Ю. А. Полканов вместе с коллегами стал его первооткрывателем, за что был отмечен соответствующей государственной наградой. По установленной тогда практике, награду эту вручили гораздо позже, лишь в 1990 году.

До сегодняшнего времени мелкие алмазы разных генетических типов находят и изучают во многих комплексных россыпях и коренных месторождениях мира с использованием методик, разработанных Ю. А. Полкановым.

В связи с постоянной потребностью страны в титане и фосфоре в 1972 г. были начаты работы по перспективной оценке коренных апатит-ильменитовых руд, связанных с габроидами Коростеньского массива Украинского щита. На протяжении 15 лет были исследованы плотные и дезинтегрированные вкрапления руды на уникальном Стремигородском месторождении, а также на Торчинском, Юрьевском, Давидковском, Фёдоровском и других месторождениях. Создана упрощённая методика предварительной оценки обогащения плотных апатит-ильменитовых руд на малообъёмных пробах и необходимая для этого малая лабораторная техника. Главное – была предложена принципиальная схема обогащения таких руд. Результаты минералогических исследований изложены в монографии «Минералогия титано-циркониевых россыпей Украины» (1975), которая и теперь не утратила актуальности. Специалисты, которые принимали участие в изучении и подготовке к освоению Стремигородского месторождения, в том числе и Ю. А. Полканов, были удостоены Государственной премии Украины в области науки и техники (1994).

В течение 1991-2002 гг. Ю. А. Полканов с коллегами активно занимался детальным изучением руд Полоховского и Станкуватского месторождений лития в связи с необходимостью создания в Украине минерально-сырьевой базы этого металла. Они пришли к выводу, что указанные месторождения относятся к неизвестному до этого типу метаморфизованных редкометальных пегматитов с граничной тонкозернистостью литиевых минералов. Следствием этого стала предложенная новая схема переработки петалитовых руд.

Почти в то же время Юрий Александрович занимался решением ещё одной из актуальных проблем развития минерально-сырьевой базы Украины – изучением и оценкой техногенных месторождений марганца и железа с целью создания соответствующей технологии получения циркония, рутила , золота, марганца, железа.

В 2009 году Ю. А. Полканов написал свою последнюю научную книгу про минерал, который изучал более 40 лет: «Мелкие алмазы песчаных отложений». В этой книге рассмотрены поисковое значение изученных алмазов и перспективы выявления нетрадиционных материнских источников алмаза.

Результаты всех исследований, в которых принимал участие Ю. А. Полканов, и полученные им научный выводы имеют в геологическом мире очень высокий рейтинг. Написанные им и в соавторстве более 250 научных статей и четыре монографии до сих пор востребованы. Как и 12 изобретений, сделанных им с коллегами. Он был удостоен восьми наград ВДНХ СССР и УССР, а в 1974 году – знака «Изобретатель СССР».

Работая в Крымском отделении Украинского государственного геологоразведывательного института (на которое был преобразован ИМР), Юрий Александрович активно участвовал в создании публичного геолого-минералогического музея, передал для музея уникальные образцы из собственной коллекции, помог в формировании экспозиции. На протяжении 1999-2013 гг. проявил себя как один из наиярчайших организаторов девяти чрезвычайно интересных и содержательных международных научно-практических конференций «Судакские геологические чтения».

Всю жизнь Юрий Александрович увлекался спелеологией. Он сотрудничал с Украинским институтом спелеологии и карстологии, в составе редакционной коллегии журнала «Спелеология и карстология» был постоянным консультантом исследователей, которые работали в карстовых пещерах Чатыр-Дага.

Отдельного внимания заслуживает научно-популяризаторская и краеведческая деятельность Юрия Александровича. Он – автор многих книг, брошюр и статей, посвящённых изучению минералогии, геологии и краеведения в Крыму. Наиболее известна его книга «Минералы Крыма» (1989).

Заслуги Ю. А. Полканова отмечены отечественными отраслевыми наградами: знаком и дипломом «Почётный разведчик недр» (2005), медалями имени В. И. Лучицкого (2000) и Л. И. Лутугина (2010). В 1998 году Американский биографический институт (АВІ) признал Юрия Александровича человеком года. В честь Юрия Александровича Полканова назван минерал полкановит (IМА 1997-030 aрсенид родия Rh12 As7).

Юрий Александрович был известен как выдающийся караимовед и активист движения за сохранение исторического и культурного наследия крымских караимов. Он был бессменным руководителем Научного совета Ассоциации крымских караимов «Крымкарайлар». Принимал участие в Конгрессе национальных меньшинств Европы в Триесте – Пертшахе (1997), Конгрессе лидеров тюркских народов в Карачае (Домбай, 1998) и других подобных мероприятиях. Одной из последних его находок было открытие уникального древнего подземного гидротехнического сооружения около крепости Джуфт-Кале (Подробнее Мінерал.журн. 2005. 27, № 1. С. 100-102; Мінерал.журн. 2015. 37, № 2, С. 100-102.). Отметим, что это открытие стало возможным благодаря  объединению краеведческих и профессиональных знаний Юрия Александровича, одновременному анализу легенд, преданий и особенностей геологического строения Крымских гор. За находки и достижения в этом направлении Ю. А. Полканов стал Лауреатом премии АР Крым и Заслуженным деятелем культуры АР Крым (2005).

Его работы в области поисковой и технологической минералогии стали настольными книгами специалистов, которые занимаются поиском месторождений алмазов и методами обогащения алмазоносных руд, его работы по обогащению и изучению руд Ti и Zr могут брать за образец оптимально проведеннях исследований. Они актуальны до сих пор.

Юрий Александрович был чрезвычайно честным, порядочным, светлым человеком. Интеллигент, эрудит и прекрасный собеседник, яркий учёный и знаток Крыма, который чрезвычайно любил, он с радостью делился своими знаниями, умел быть деликатным наставником и искренним товарищем, стремился помочь в беде и не только словом поддержать в трудную минуту.

Светлая память о Юрии Александровиче, великом учёном и чудесном человеке, навсегда останется в наших сердцах.

А. К. Авгитов, В. П. Афанасьев, Ван Шоулунь, С. В. Блажук, Ф. В. Каминский, Л. М. Люшня, И. Е. Палкин, Е. Ю. Палкина, Т. Д. Поддубная, А. И. Радченко.

Поступило 03.03.2020

Редакционная коллегия и редакция «Минералогического журнала», тепло вспоминая сотрудничество с Юрием Александровичем, выражают искренние соболезнования его близким и уверенность, что память о нём, его творческое и научное наследие придадут сил его родным, друзьям, ученикам и последователям.

Использованы фото А.А. Бабынина, сделанные во время проведения Судакских геологических чтений в 2012 г.

Старый фотоснимок.

На старом фотоснимке запечатлены два симпатичных человека – русский востоковед-тюрколог В. Д. Смирнов (1846 – 1922) и караимский просветитель, педагог и поэт И. И. Казас (1832 – 1912).

На оборотной стороне надпись: «Один из участников этой группы я, Василий Дмитриевич Смирнов, сделал сие надписание на добрую память другому участнику, почтеннейшему Илье Ильичу Казасу. Евпатория. 19 августа 1911 г.». Что связывало их?

Несомненно, любовь к восточным языкам и литературе и знание их (И. И. Казас, к примеру, знал 11 языков, из которых четыре древних). Оба – выпускники факультета восточных языков Санкт-Петербургского Императорского университета, где защитили степень кандидата наук.

Оба преподавали. Любили и знали историю Крыма. В. Д. Смирнов защитил докторскую диссертацию «Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты до начала XVIII века» (1887). Благодаря ему из Симферопольского архива в Публичную библиотеку С.-Петербурга были переданы казыаскерские книги периода Крымского ханства.

Оба учёных были цензорами: И. И. Казас – газеты «Переводчик — Терджиман», а В. Д. Смирнов – мусульманской литературы в С.-Петербурге.

Область их совместных интересов наверняка была связана с историей, культурой, религией, языком и литературой крымских караимов. В. Д. Смирнов – автор предисловия очень значимого для коренного народа Крыма «Сборника старинных грамот и узаконений Российской империи касательно прав и состояния русско-подданных караимов», изданного 130 лет назад в Санкт-Петербурге благодаря Заре Фирковичу.

 Старая фотокарточка принадлежала симферопольскому газзану И. Ормели и долгие годы хранилась в его семье. Кысмет болса, это, и другие фото в ближайшем будущем мы сможем увидеть в экспозиции Музея истории, культуры и религии крымских караимов-тюрок им. Т. Ормели. 

А. Кальфа.

.

Слова гвардии Илюши.

В этом году исполнилось 75 лет со дня окончания ВеликойОтечественной войны. Ещё больше – 78 лет минуло со дня написания письма гвардии Илюшей Кумышом своей сестре Татьяне (Тотай) Кумыш, которая работала машинисткой Крыммельтреста в Симферополе по ул. Кирова, дом № 29.

И. Кумыш

               Илья Кумыш (1912–1987) родился в Кременчуге в семье газзана. В 1941 году окончил Московский энергетический институт. 17 августа 1941 года был призван в армию и направлен в Куйбышевское училище связи. После его окончанию назначен начальником связи 51 Гвардейского минометного полка (полка катюш). Участвовал в обороне Сталинграда, в боях за Ростов, Мелитополь, Никополь, Николаев и Одессу, форсировал Днепр, освобождал Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию и Австрию. Был ранен и контужен. Награждён орденами Отечественной войны I и II степеней, Красной звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Вены», «За победу над Германией» и др. После войны (в 1946) демобилизовался. Вернулся в Москву. Работал научным сотрудником и консультантом на сталеплавильном заводе «Электросталь» в Подлипках (Подмосковье). Автор и соавтор 72 изобретений и 130 научных публикаций. В 1977 году ему было присвоено звание «Заслуженный изобретатель Российской Федерации». Во время испытаний получил тяжёлые ожоги.           

Илья Кумыш – дядя активиста нашей организации Ирины Айваз (Кумыш). Её мама передала письмо со стихами И. Кумыша Галине Гладиловой (Ормели). Ею военный «треугольник» бережно сохраняется, а после отмены карантина из-за коронавируса, будет передан в Музей истории, культуры и религии крымских караимов-тюрков им. Т. Ормели. Стихи фронтового письма нам ценны, прежде всего, как интересный документ эпохи, из первых уст рассказывающий о некоторых деталях будней солдата, о боевом духе, настроении воина и прекрасного героического человека, которого все караи знают как Гвардии Илюшу. Незамысловатые четверостишия с юмором были написаны в самый разгар наступления фашистов на Сталинград, в октябре-ноябре 1942 года. К тому времени Крым был полностью оккупирован. Лишь позже окольными путями письмо передал адресату отец из Мелитополя. Как оно попало в Мелитополь спросить уже, к сожалению, не у кого.

1.

Жил я на пригорке в Сталинграде,

Рядом были Волги берега,

В дни, когда к заводу «Баррикады[1]»

Лезли танки подлого врага.

2.

Там имел хатёночку – квартиру,

Маленький сарайчик и подвал,

Щели две, а в маленькой квартире

Я бы смело зиму зимовал.

3.

Мне бы только валенки да шубу.

Рукавички я б себе пошил.

И никто бы в среднюю Актубу[2]

Калачом меня б не затянул.

4.

Была там и тумбочка у печки,

Был на ней когда-то патефон.

Даже был подсвечник, но без свечки.

Были даже ставни без окон.

5.

Окна все повылетали.

Трудно им бедняжкам уцелеть

Оттого, что очень близко стали

Вражьи бомбы рваться и свистеть.

6.

Только солнце встаёт за рекою,

А кругом ещё природа спит,

Но уже летит с бандитским воем

На разведку тощий «Мессершмид[3]».

7.

А за ним приходят музыканты –

Хоровод по небу заведут.

Полосаты словно арестанты.

Кроме бомбы «музыку везут».

8.

Первый только бомбы побросает

И за облака летит скорей.

А последний музыку играет

И за первым чапает быстрей.

9.

Надо мной летает патефончик,

Только я его не завожу.

Я боюсь, что он меня прикончит,

Ведь я с ума от музыки схожу[4].

10.

Вот летит лохматая зараза.

Думаешь: Ах, чтоб ты сволочь сдох!

Сыпет бомб штук по сорок сразу,

Будто б то не бомба, а горох.

11.

Я им дал хорошее название,

Только не цензурное оно.

Если от сырой воды достанешь –

Долго будешь бегать без штанов.

12.

Эти все бандиты полетают,

Бомбы сбросят, и в сторонку руль.

Но один лишь с неба не слезает –

Это распроклятый «Фоке Вульф[5]».

13.

Называют часто его «рамой».

Я его воротами крестил.

Но чтоб раньше знал, то вместе с мамой

При крещенье в речке утопил.

14.

И хотя фюзеляжей[6] только двое,

Но моё названье подойдёт.

Я ему три буквы «эс» присвоил,

То есть «самый сволочь самолёт».

15.

Как шакал по небу что-то рыщет,

Пролетает десять раз подряд.

А потом над головою свищут

Пуля, мина, бомба иль снаряд.

16.

Изо всех летающих по небу

Только лишь один мне сердцу мил.

На штурмовку он летает смело –

Это наш Советский славный «Ил[7]».

17.

Он Катюшу[8] на небо заводит,

Поднимает ввысь под облака,

И оттуда фрицам преподносит,

Чтоб бандитов бить наверняка.

18.

А у Илов есть один союзник –

Он в войне сыграл большую роль.

Называют часто кукурузник[9],

Я его зову «ночной король».

19.

На день забирается в лесочек,

Но лишь только ночка подойдёт,

Он как трактор по небу грохочет

И гостинцы фрицам повезёт.

20.

Утром офицер солдата встретит.

Спросит, где мои войска теперь.

Тот, взглянувши на небо ответит:

«Бил нас этой ночкой русь-фанер[10]».

21.

Их хоть русь-фанер на вид невзрачный,

До войны уч.лётов обучал.

Но ночной бомбёжкою удачной

Он на фрицев ужас понагнал.

22.

Лишь в атаку соберутся фрицы,

Телефоны все зазуммерят,

И радиограмма быстро мчится,

Данные для залпов унося.

23.

Посылали лишь координаты,

Но они о фрицах говорят,

И их в штабе славные ребята

Вмиг в бусоль[11] с прицепом превратят.

24.

Не большая это процедура,

Не пройдёт минуток и пяти,

Как у гла комбат майоров Гура

Иль Кауник Коля на пути.

25.

По пескам, болоту, иль по суше

К берегу машины подвезут.

И Гвардейцам Сталинским послушны

Кати фрицам песню пропоют.

26.

Любо эту музыку послушать,

Нет приятней этой музыки другой,

Потому что русская Катюша

Фрицам в ней поёт за упокой.

27.

И в животном страхе убегая,

Фриц заслышав Катины дела,

Только лишь подумать успевает:

«Ах, зачем нас мама родила!».

28.

Ну а тот, что чудом уцелеет,

Не кричит уж громко «зеэр-гут[12]».

Обмарав штаны ползёт и блеет:

«Русиш Катя махен мир капут».

29.

Только обижаться не извольте

Фрицы – это цветики пока.

И хотя огурчики без соли,

С перцем уж зато наверняка.

30.

За злодейство будет вам награда!

Отомстим бандитам во сто крат!

Захотели гады Сталинграда –

Нате, получайте сталь и град!

31.

Итальянцев, венгров и румынов,

Что привыкли кушать виноград,

В прах развеет кости по равнинам

Наш гвардейский дружный миноград.

32.

За лавиной шлём врагу лавину.

Мы в бою фашистов победим!

И тогда по городу Берлину

Мы концерт последний свой дадим!

33.

Жил я на пригорке в Сталинграде

В самый трудный и тяжёлый час.

А сегодня, получив награду,

С песней отдыхаю среди вас.

            Надежда Жураковская (Кефели), Александр Бабаджан по материалам А. Фуки.


[1] «Баррикады» – машиностроительный завод оборонной промышленности. В начале войны выпускал артиллерии разных систем, затем был эвакуирован. 

[2] Актуба (Ахтуба) – приток Волги в северной части Сталинграда. 

[3] Мессершмитт АГ – самолётостроительная фирма Германии, поставлявшая истребители и бомбардировщики военно-воздушным силам нацистской Германии.

[4] Куплет с небольшим изменением песни «Джазовый болельщик» (слова В. Лебедева-Кумача, музыка неизвестного): «У меня есть тоже патефончик, Только я его не завожу…».

[5] Фокке-Вульф флюгцойгбау – самолётостроительная фирма Германии.

[6] Корпус летательного аппарата. 

[7] Ил-2  – советский штурмовик времён Второй мировой войны, созданный под руководством С. Ильюшина.

[8] Неофициальное название бесствольных систем полевой реактивной артиллерии.

[9] Разговорное название советского самолёта сельскохозяйственной авиации, биплана.

[10] Самолеты с применением фанеры в конструкции.

[11] Инструмент для измерения горизонтальных узлов.

[12] Хорошо по-немецки.