Большая трагедия для нашего народа, осознать которую ещё предстоит.

Очень сложно писать о человеке, которого уже нет, о человеке, близком тебе по духу, о человеке, ненавязчиво ставшем одним из твоих учителей, всегда готовым прийти на помощь, подсказать, посоветовать.           Именно таким и был, к сожалению – был, Юрий Александрович Полканов.

Когда он был ещё жив, пусть не совсем здоров, не верилось, что его может не стать. Пусть мы старались не беспокоить Юрия Александровича последнее время, но всё равно где-то теплилась надежда, что можно будет обратиться, получить совет…

В трудовом каримском лагере в Джуфт Кале в усадьбе Фирковича, 2006 г.

С Юрием Александровичем я познакомился очень давно, наверное, лет 50-55 назад. И первая встреча была на втором этаже дома на улице Пушкина в Симферополе, где жил его отец Александр Иванович. Юрий Александрович тогда приехал из какой-то командировки, экспедиции, а может ещё откуда, сейчас уже и не вспомнить, а мы с дядей Сеней (Семёном Михайловичем Шапшалом) сидели у Александра Ивановича и разговаривали. Вернее, разговаривали взрослые, а я, поражённый обилием книг (стеллажи с ними стояли справа от двери), всё пытался достать какую-нибудь книгу с картинками, но мне не везло. Разговоры взрослых были не интересны ребёнку, и, в конце концов, я вышел на лестницу во двор. Тут-то и появился весь запылённый Юрий Александрович с огромным рюкзаком за спиной. Не помню, что он меня спросил, но помню, что смотрел на него с интересом и восхищением. Потом несколько лет мы не виделись, хотя иногда и встречались с Александром Ивановичем. Увиделись мы позже, когда он стал отцом двойни Мити и Ани. Я увлекался фотографией, с фотоаппаратом не расставался, и однажды, когда дядя Сеня позвал меня к Александру Ивановичу, аппарат был как всегда со мной, и я сделал снимки детей.

Открытие выставки «Религия крымских караимов» в Малой кенаса в Джуфт Кале в 2007. В центре Ю. Полканов, справа В. Ормели

Затем мы не раз встречались с Юрием Александровичем у Эмилии Ильиничны – сестры тёти Лили, жены Семёна Михайловича Шапшала, на улице Набережной и, всякий раз, когда мы виделись, он притягивал к себе какой-то непонятной притягательной силой.

Потом какое-то время мы встречались крайне редко и повидались незадолго до смерти моей мамы в середине 1980-х, когда к нам в гости пришли дядя Сеня, тётя Лида (Лидия Александровна Ефетова) и ещё не помню уже кто. Тётя Лида с дядей Сеней пришла тогда с целью поговорить о здоровье моего сына (Юрий занимался спортом и здорово простыл). Вход в нашу квартиру тогда был с улицы, и на пороге встретились и с Юрием Александровичем. Я с Лидией Александровной зашли в дом, а мама, дядя Сеня и Юрий Александрович остались на улице и о чём-то беседовали. Как потом рассказывала мама, вспоминали старых соплеменников и как читал сагъынч (заупокойную молитву) Иосиф Кефели. После этого мама, дядя Сеня и тётя Лида предались воспоминаниям – вспоминали наших знакомых и друзей – крымских караимов, какие были обычаи, какие готовили  блюда…

Спустя некоторое время после этой беседы состоялось ещё несколько спонтанных встреч с такой же тематикой, где присутствовал и Юрий Александрович. Потом мама тяжело заболела, и встречи как-то прекратились.

В конце 1980-х началось активное движение по организации общества крымских караимов, в котором самое непосредственное и активное участие принимал Юрий Александрович. Его можно, и это будет правильным, назвать одним из инициаторов создания нашего общества.

Очень много Юрий Александрович получил от своего отца – преданного патриота, и справедливо будет сказать, одного из защитников крымских караимов. Уже тогда благодаря своим знаниям и активности Юрий Александрович пользовался непререкаемым авторитетом. Я же в то время нашим делам уделял мало времени. Моя деятельность сводилась, в основном, к фотофиксации разных мероприятий, и небольшой помощи при юридическом оформлении нашего общества, кстати, вторым в Крыму юридически оформившем своё существование. Тогда же много интересного узнал из уст Юрия Александровича. Что-то я знал и ранее, но слушать его всегда было очень интересно. Особенно интересно он рассказывал о преданности и честности нашего народа, умении держать слово… Эти рассказы, кроме того что вызывали интерес, были и поучительны для молодого поколения, своего рода пример патриотического воспитания. Помню, как-то в разговоре я случайно рассказал о встрече Фёдора Даниловича Шапшала после войны (историю эту с юмором часто рассказывали у нас дома), и тогда он дал мне книгу известного аса Кожевникова, в которой он упоминал о моём дяде Федоре Шапшале.

ОТкрытие молодёжного лагеря в Джуфт Кале. 2011 год.

То, что я впоследствии стал заниматься нашими проблемами, большая заслуга Полканова. Собственно, именно он втянул меня в эту работу. Сначала ненавязчиво, как это он умел делать, а потом всё более и более нагружая общественной работой.

После смерти мамы и до самого момента начала формирования общества я, как уже говорил, мало уделял внимания общественным делам. Но зато мой сын, в то время прекрасный и пластичный спортсмен, танцевал в народном ансамбле вместе с Юрием Александровичем и другими представителями нашего народа. В этом ансамбле Юрий Александрович был, наверное, самый старший по возрасту, но надо было видеть, как он танцевал, с каким азартом и желанием, а ему в то время было то уже под шестьдесят!

Говоря о Полканове, нельзя не отметить, что собственно он и был инициатором многих наших начинаний и организации общества. Многие скептически относились к мысли о создании национальной организации, но Юрий Александрович совместно с Яковом Ибраимовичем Барашем и Игорем Шайтаном сумели организовать и убедить людей.

Нельзя не вспомнить с каким уважением и почитанием он относился к Сымыт Исааковне Кушуль из Евпатории. К этой хрупкой женщине, малозаметной, но с огромными жизненной силой и авторитетом среди нашего народа Юрий Александрович частенько обращался и советовался по многим вопросам: от обычаев, языка, истории происхождения до современных моментов существования нашего народа.

Высказывания Ю. А. Полканова, так же, как и Кушуль, считались самыми авторитетными, ставившими точку в суждениях и спорах. Почему и откуда этот преданный защитник нашего народа приобрёл авторитет самого известного караимоведа нашей эпохи?! Тут, видимо, надо остановиться и на наследии его отца – Александра Ивановича, в годы войны спасшего караев в Крыму от уничтожения фашистами. Да и сам Юрий Александрович всё время интересовался историей нашего народа.

Полканов говорил, что правда, в конечном счёте, всегда одерживает верх, но нельзя отсидеться в стороне, мол моя хата с краю…

Он не боялся ни дутых авторитетов, ни так называемых учёных, выполнявших определённые заказы. Рассказывал о крымских караимах, собирал записи, архивы, вёл огромную переписку с настоящими учёными о многих вопросах нашей истории, культуры, языка. Смело бросался в бой со всякими выродками, ищущими выгоду и ради неё идущими на компромисс со всеми и вся, теми кто предавал и оскорблял тем самым народ. Некоторые деятели, и среди них даже представители крымских караимов, пытались, и сейчас пытаются оспорить значение работ Юрия Александровича, силясь создать на этом себе авторитет.

Я вспоминаю, как в конце прошлого века Юрий Александрович, уже в преклонном возрасте спускался по вертикальному стволу в колодец возле крепости. Сколько тогда ходило легенд, предположений об этом древнем гидротехническом сооружении!

А как он своим энтузиазмом заражал других! А эти рассказы и споры у костра, прогулки на Бурунчаке! Самое интересное, что Ю. А. рассказывал не сухим академическим языком, а обязательно приводил немного художественных образов, тем самым делая свой рассказ легко запоминающимся.

Вспоминаю историю попыток проложить канатную дорогу из Староселья в крепость Кале с опорой, которую планировали поставить на Бурунчаке. С каким упорством Полканов боролся против этого! Сколько мы написали писем, организовали выступлений! Ю. А., если можно так выразиться, был паровозом, который подталкивал, тащил весь состав наших Крымской и Всеукраинской ассоциаций!

Когда в конце ХХ и первых годах ХХI в.в. пришлось отстаивать наше святилище Балта Тиймэз от вандалов, которые под маркой исследований разрушали захоронения, и, извините, справляли нужду на могилы, он вместе с нами стоял, подавая пример стойкости молодёжи, не боясь ни Верховную Раду АРК, ни руководство Комитета по охране памятников, ни самих «исследователей», угрожавших физической расправой.

Сколько было издано литературы по его инициативе, телевизионных передач! Иной раз просто удивляешся как у него на всё хватало времени! Всегда готовый по первой просьбе прийти на помощь, подсказать, помочь, посоветовать. Потеря Юрия Александровича – это большая трагедия для нашего народа, осознать которую ещё предстоит.

Почётный председатель НКО аАвтономии крымских караимов Республики Крым Владимир Ормели.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s