О начале войны из писем С. Фирковича к С.Шапшалу.

Продолжаем цикл публикаций материалов из фонда Серайи Шапшала F143 библиотеки Академии наук Литвы им. Врублевских, подготовленных Александром Бабаджаном.

Вопросы о происхождении крымских караимов и их положении во время Второй Мировой войны хорошо изучены, но до сих пор вызывают интерес. Масса недобросовестных СМИ публикуют статьи с дезинформацией по этим темам. Надеемся, что нижеприведённые документы заинтересованному читателю будут интересны.

В архиве гахана С. Шапшала сохранились письма начала оккупации Литвы фашистами. В то время, пройдя почти парадным маршем пол Европы, захватив в течение одной недели всю территорию Литвы, немцы пытались организовать свою власть, опираясь на местное население. Вначале они применяли репрессии только к коммунистам и евреям, а с остальными хотели наладить нормальные отношения. Это как раз и иллюстрируют хранящиеся письма Тракайского газзана С. Фирковича к гахану С. Шапшалу. В отрывках писем заменены караимские и польские слова их переводом.

Письмо от 10 июля 1941 года:

«Глубокочтимый Адонену [Наш господин].

Пользуясь первым случаем спешу переслать Вам хоть несколько слов. У нас слава Богу все живы и здоровы. Благодаря сложившимся обстоятельствам все остались на своих местах. Дома и свободные квартиры заняли военные, но обращение к населению хорошее. По полученным из Вильна сведениям знаем, что и у вас все обстоит хорошо. Думаем, что скоро можно будет ездить в Вильно. В музее все спокойно, и никто никаких претензий к нему не имеет. Покрутились, посмотрели, но не заняли. Сейчас начинается притеснение евреев. Интересно узнать Адонену, какие шаги и постановления Вы предприняли или наметили предпринять для эвентуального предупреждения могущих возникнуть с нашими братьями недоразумений. Может можно было бы попросить у Вас какую-либо хотя бы коротенькую форму свидетельства. Многие загородные – всё время просят об этом. <…> очень просил бы Адонену выдать мне такое удостоверение, как было выдаваемо берлинцам или варшавянам. Старые бланки кажется у Вас остались. <…>

Перед написанием сего письма – прочёл текст удостоверения, которое выдал Рафал [Р. Абкович – газзан в Вильнюсе] кому-то в Вильне. Списал его Тинфович и показал мне. <…> Если бы можно было переслать мне шаблоны и свидетельство через Робачевского был бы премного благодарен».

Вопрос в отношении караимов фашистами был решён уже в постановлении министра внутренних дел от 22 декабря 1938 года, и С. Шапшал начал выдавать удостоверения, подтверждая происхождение караимам, находящимся на территории Германии, Польши, Чехословакии, Франции и др. (Подробно об этом написано в статье М. Абкович «Działalność organizacyjna Karaimów z pierwszej fali emigracji rosyjskiej w przededniu II wojny światowej na podstawie korespondencji z hachanem Serają Szapszałem», Almanach Karaimski, 3, 2014).

Приведу перевод удостоверения, подобного тому, о котором упоминает С. Фиркович, выданное моей матери 12 июля 1941 года в Вильнюсе на двух языках – немецком и литовском. В удостоверении указан вывод о караимах из пояснения руководителя Reich бюро генеалогических исследований (RFS) Курта Майера от 5 января 1939 года, которое основывалось на документе от 22 декабря 1938 года:

«Караимский газзан Вильнюса 1941 г. VII мес. 12 д.  № 23 Вильнюс, ул. Любарто, № 6 

УДОСТОВЕРЕНИЕ

Удостоверяет, что гр. Шпаковская Мария прихожанка караимской кенеса в Вильнюсе, является караимкой по национальности и религии.

По пояснению Leiter der Reichsstelle für Sippenforschung in Berlin № 1 1110/U/17.6 – 3.9.10 от 5.1.1939, караимы не принадлежат к евреям ни по национальности, ни по религии.

Удостоверение выдано Шпаковской Марии по еёе просьбе, для предоставления соответствующему учреждению.

М.П.          КАРАИМСКИЙ ГАЗЗАН ВИЛЬНЮСА [подпись] Р. Абкович».

Фрагмент письма от 16 июля 1941 года:

«Сердечно благодарю за присланные бумаги. За хорошие папиросы также очень благодарен, ибо с этим у нас с каждым днём труднее. Купить уже негде и невозможно.

В Музее поместили несколько офицеров с доктором во главе. Ненужные предметы убрали. Витрины на месте. Дорогой Адонену, если не ошибаюсь у Вас кажется был доклад о караимах на немецком языке. Здесь назначен комендантом очень солидный старичок – градо. к которому сегодня я загляну. Было бы очень хорошо показать ему хоть короткое произведение о караимах. Говорит он только по-немецки».

Следующий отрывок из письма без даты, но по содержанию – немного позже цитированных, тоже 1941 года:

[Немецкий градоначальник] «Припомнил мне, что слыхал обо мне лестные отзывы Лит. властей, выдвигающих меня в магистрат. Всё это проходит через них. Первый раз предложение Лит. нач-ка вернуться на старое место я вежливо отклонил, а как будет дальше – не знаю. Из Музея одни вышли, а вошли другие. Чистота и порядок там полные.

В общине слава Богу все по-старому. Собираются к уборке полей. Огуречники зарабатывают довольно хорошо. Молодые пока безработны. Некоторые уже устроились».

С этими отрывками связано одно сообщение из письма С. Шапшала к Б. Кокенаю от 9 ноября 1944 года из личного архива А. Сулимович, написанное уже после освобождения Литвы от фашистов, где гахан сообщает о времени оккупации.

Именно об этом Б. Кокенай в письме от 20 февраля 1945 года сообщал:

 «Ваше письмо доставило как мне, так и многим большое удовлетворение. Мы благодарим Бога, что Его помощью и Вашими стараниями жизнь тамошних караимов была сохранена. Я многим прочёл отрывки из В/письма и кой-кому послал выписки из тех мест, где говорится об испытаниях нашего народа при фашистах».  

А в 1946 году Б. Кокенай писал: «Вы в этом письме прочтёте, что в Евпатории моё письмо “читали джаматом”, как пишет Биче В. К. [Биче Кефели]. Тоже самое мне пишут из Феодосии. Этот интерес к моим письмам вызывается не мной, а тем, что в них писалось о Вашей личности, интерес и любовь к которой, даже в этих бедственных условиях жизни, живёт во всех слоях караимского народа. Это заслуга всей Вашей жизни, которую никто не сможет уменьшить и умалить».

 Замечу, что фашисты по многочисленным доносам на караимов решили повторно собрать материл по происхождению, религии и культуре народа. И в 1942 году был проведён новый сбор материалов о караимах с антропологическими обследованиями и фотографированием. На основании этих данных вышла научная статья Штейнигера (Steiniger F. Bieder von Karaimen und Tataren in Ostlande. Natur und Volk. № 10, 1944. стр. 39–48). Именно об этой комиссии упоминает С. Шапшал в нижеприведённом послании:

«Переходя теперь ко времени немецкого захвата нашего края, должен сказать, что они наделали много бед, вели себя варварами. С большим усилием удалось мне отстоять наш Музей, который они постановили непременно вывезти в Германию. Видя, что это – моё детище и что я с ним не расстанусь, они угрожали вывести и меня, ибо видели, что другого специалиста им не найти, который бы сумел прочесть собранные в Музее рукописи и объяснить значение каждого предмета в отдельности. Не знаю уж как благодарить Бога, что и я и Музей остались здесь на месте! Но это все было в конце их владычества, а в начале они, не зная караимов, хотели причислить нас к евреям и уже было распорядились в Троках прилепить караимам знак “J” для ношения на груди, заменённый впоследствии сионской звездой, носимой на груди и на спине, затем, конечно, поселить в гетто и в результате – зверски убить всех, не исключая и детей. Так они поступили с бедными евреями. До убиения их, они гнали их на работы, причём еврей со своими знаками на груди и спине не имел права ходить по тротуарам, а должен был шагать, как животное – лошадь или вол – по мостовой! Мне стоило больших усилий доказать, что мы не евреи по крови и языку, а – тюрки. Здесь очень помогло издание Академии Наук СССР. – „Список народностей С.С.С.Р.“, где на стр. 27, караимы под № 107 зачислены в отдел „Турков“ – впрочем на это и Вы ссылались. Однако, не вполне этим удовлетворившись, они спросили меня: вы караимы считаете себя турками, так все считаю и в Советском Союзе, но турки-то в Истамбуле признают вас? Хорошо, что у меня была книга турецк. профессора Хусейна Нимыка под названием “Türk dünyasi, Istambul, 1932” – “Турецкий мир”, где каждой турецкой народности посвящается по несколько страниц, и я понес им эту книгу, где в конце, в алфавитном порядке, указаны все турецкие народности. Здесь они сами нашли Karayim Türkleri на 179-180 стр. и тогда, уж окончательно успокоившись, отослали эти материалы в Берлин, откуда получился приказ пока не трогать караимов! Пока означало, что приедет комиссия проводить антропологические измерения, анализ крови и пр. Комиссия во главе с одним профессором прибыла и измерения дали такие результаты, что они не стали проводить анализ крови и даже не исследовав всех караимов, тут же заявили местным немецк. властям, что караимы в 100% – чистейший турецкий народ, и только просили дать им материалы по кар. языку, мы им дали несколько брошюр, словарь караимско-польско-немецкий и после всего этого Берлин оставил нас проживать на положении полноправных с местным населением основаниях».

Александр Бабаджан

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s