История одного знакомства

Ибраим, Яков и Ева Бараш

В рамках сбора материала для подготовки Биографического словаря, мы публикуем фрагмент воспоминаний Евы Яковлевны Бараш (1910–1997) – музыканта-любителя, хранительницы и прекрасного исполнителя караимских мелодий. Были записаны на магнитофон родные мелодии в её исполнении, которые в дальнейшем были использованы для издания книг и аудиоальбомов.

Её сын – Яков (1929–2007) в 1989 избран Председателем правления Крымского областного общества караимской культуры и вошёл в состав правления Всесоюзной ассоциации караимов при Советском фонде культуры. Несколько сроков занимал пост председателя караимской организации. Глава Совета старейшин. Внёс большой вклад в сохранение и возрождение карайской культуры.

Нам было интересным прочитать краткую историю семьи Е. Бараш, узнать некоторые детали жизни караев. Оставляем оригинальный текст автора. Надеемся, что простое, спокойное, ностальгическое и порой отрывочное изложение порадует читателя. Благодарим за предоставленный материал Внучку Евы Яковлевны – Юлию.

Посвящается любимому мужу, другу, спутнику жизни Ибраиму Бараш

  • Моя семья.

Это было в начале века. В одном из городов Крыма – Евпатории жила большая дружная караимская (караимы – малочисленная аборигенная национальность в Крыму /потомки хазар/) семья, состоящая из главы дома Якова Борисовича, жены Раисы Самойловны, четырёх детей: старшей дочери Иры, младшей – Евы, двух сыновей – Бориса и Семёна [Шамаш]. Все дети родились и жили в доме при караимском храме – кенассе. Кроме родителей, в воспитании детей принимали участие тётушки – сёстры матери и няни.

Сам Яков Борисович был учителем в караимской школе – мидраше, где преподавал караимский язык.

В 1917 году Якова Борисовича пригласили в Харьков для организации школы при караимской общине. Ему и здесь предоставили квартиру со всеми удобствами при кенассе. Жили неплохо.

Одновременно Яков Борисович посещал вечернюю школу усовершенствования учителей, и по окончании получил аттестат преподавателя русского языка в начальных классах.

Старшая дочь Ира и младшая дочь Ева учились в общеобразовательной школе. Кроме того, Ева была отдана в музыкальную школу, так как у неё были обнаружены природные данные и способности к музыке. Шестилетней девочкой Ева уже играла на фортепиано, подбирала ноты ко всем услышанным песенкам, что приводило в восхищение родных и окружающих. Братьев же продолжали воспитывать дома, где они находились под присмотром няни.

Слух и способности к музыке Ева переняла у матери, которая также хорошо играла. Остальные дети не очень проявляли любовь к музыке.

Ева Бараш справа

Революция 1917 года застала семью в Харькове. В то время стали преследовать людей священного сана, пришлось Якову Борисовичу отказаться от звания Газзана, от службы в кенассе [по другим сведениям в 1929 г.].

Вслед за революцией наступил голод, разруха, холод. Семья попала в бедственное положение: пришлось очень плохо, трудно.

Не имея специальности, кроме учителя, Якову Борисовичу, как главе семейства, пришлось искать попутный заработок. Пришлось открыть бакалейную торговлю, которая до некоторой степени спасала семью от голода и нужды. Шла эпидемия тифа и почти вся семья переболела им. Вначале Яков Борисович с Евой, потом Раиса Самойловна. Избежали болезни трое других детей. Но зато случилось большое несчастье в семье. Умерла старшая десятилетняя дочь Ирочка от скарлатины. Горе было большое, а вскорости родился пятый ребёнок – сын Сергей. Опять семья стала из шести человек.

Понемногу поправилось материальное положение. Если и жили не роскошно, то и не голодали. Тихо и скромно жили ещё несколько лет в Харькове.

В 1925 году [по другим данным в 1929] решили перебраться снова в Крым. Переехали в Симферополь, где хорошо устроились: Яков Борисович стал преподавать русский язык в национальных (татарских) школах. Был очень активным и деятельным человеком. Преподавая в национальных школах русский язык, он участвовал и по ликвидации неграмотности среди населения, особенно среди татар, цыган. Активное участие принимал в латинизации татарской письменности, участвовал в культурной жизни в татарском клубе, и в КрымОКО, посещал ряд кружков, сам вёл кружки, читал лекции и участвовал во всей культурной жизни.

Не только Яков Борисович, но и Раиса Самойловна посещала клуб. Дети также были вовлечены в общую жизнь клуба.

Раиса Самойловна продолжала вести хозяйство в доме, дети учились в школах, а по окончании школы Борис, старший из братьев, окончил Харьковскую высшую школу конструкторов-методистов по спорту и был направлен на работу в качестве инструктора- тренера по лёгкой атлетике. Там же в Харькове познакомился с девушкой, тоже из Крыма, которая училась в Институте физкультуры. Девушку звали Леной. Она окончила институт со званием инструктора-методиста по плаванию.

Учёбу они окончили почти одновременно, обоих направили на работу в Одессу. Там они жили и работали.

В 1939 году началась Финская война, и Борис был мобилизован для участия в ней. Длилась война недолго. Вскорости вернулся Борис живым и невредимым, продолжая жить и работать в Одессе.

В 1941 году была объявлена Отечественная война. Борис с Леной эвакуировались из Одессы со своим учреждением на Кавказ морским путём, вначале до Анапы, потом на Кубань. Там тоже долго не пробыли, Бориса направили на фронт.

С дороги получили одну единственную весточку и потом – ничего… пропал без вести. Больше нам о нём ничего не было слышно. Лена же находилась некоторое время на Кубани, потом на Кавказе, а после освобождения Крыма от оккупации, вернулась домой к родным в Севастополь, где проживает и до сего времени. Долгое время преподавала, тренировала специалистов по плаванию. Одно время и ставшую известной в мировом спорте Прозуменщикову, а потом пошла на пенсию.

Средний брат Семён после окончания школы поступил в Пединститут на факультет био-химический. Будучи уже на четвёртом курсе, и проходя практику в Симферополе, был исключён из института за распространение анекдотов на политические темы, а в то время был очень строгий момент – ежовщина, – карались по пустякам. Семён был репрессирован, но недолго выдержал ту обстановку, где находился, и умер от воспаления лёгких в 24 года, очень крепкий, красивый, скромный юноша. Очень, очень жаль!

Младший брат Сергей по окончании школы тоже поступил в пединститут на физико-математический факультет. Окончив институт, был направлен на работу в Севастополь. Проработав год, был призван в ряды Красной Армии для прохождения службы. Когда была объявлена Отечественная война, был мобилизован и сразу попал на фронт. Долгое время не давал о себе знать. Терпеливо ждали вестей.

Дочь Ева училась в школе до девятого класса и одновременно посещала музыкальный техникум. Была уже на втором курсе. Училась не блестяще и с курса на курс со сносными оценками переводилась.

Так текла безмятежная счастливая юношеская девичья жизнь в родительском доме. Семья была дружная, мирная, весёлая, трудолюбивая, безупречная.

Отца и мать почитали, любили и уважали. Отец работал один: учил, кормил, одевал и содержал всю семью.

Мать вела домашнее хозяйство, умело воспитывала своих детей. Любила читать и привила любовь к чтению литературы и всем своим детям.

Очень была искусной кулинаркой, особенно национальных блюд, и всё своё умение передала своей дочери. Дома все любили хорошо и сытно поесть, и поэтому нужно было особое умение всех накормить, и чтобы это было вкусно.

  • Был 1927 год.

В данном повествовании речь пойдёт о дочери Еве.

 Росла девочка здоровой, крепкой, жизнерадостной. С братьями была в дружбе. Любила посещать Караимский клуб, участвовать во всей общественной жизни. Была яростной спортсменкой, активисткой и синеблузницей, посещала всевозможные кружки. Дружила со многими подругами, но очень любила свою двоюродную сестру Ольгу. Дружба у них была очень трогательной, связаны они были не только родственными узами, но и близко-духовно. Делились всеми своими девичьими мечтами и почти не расставались. Вместе посещали клубЮ ходили в кино, театр, гуляли в Городском саду.

В караимском клубе КрымОКО  (Крымское областное караимское общество) велась большая общественная работа. Собиралось общество для провождения культурной жизни, для объединения, знакомств, для увеселительных и прочих мероприятий. Велись там разные кружки, читались лекции, устраивались танцы, концерты, спектакли.

И вот, на очередном из таких спектаклей Ева сидела на своём месте и ждала начала спектакля и услышала голос женщины, которая журила и читала нотацию как надо себя держать, как надо себя вести в обществе, обращаясь к кому-то.

 Невольно заинтересовавшись, к кому были обращены эти замечания, Ева повернула голову  и увидела стройного юношу с прекрасными карими глазами. Глаза юноши встретились с глазами Евы, и этого было достаточно, чтобы вспыхнула любовь между этими юными сердцами.

 Придя домой после знакомства с Ибраимом Ева рассказала матери, что встретилась с одним юношей…

Завязалась трогательная, светлая чистая, тихая, преданная дружба, которая привела к сильной большой любви. После этого они уже не расставались, встречались в течение года…

Очень часто Еву не пускали из дома, заставляли учиться, деласть уроки, упражняться по музыке, так как Ева запустила уроки и занятия в музтехникума.

 В такие моменты Ольга выручала. Она упрашивала Евиного отца пустить её погулять с ней или пойти в кино, а отец Ольге доверял и пускал.

 Узнав об этом знакомстве и о встречах, родители Евы испугались, всполошились и были против этих встреч. Поставили на строгий режим, под наблюдением братьев, не разрешили ей выходить вечером из дому, только для посещения школы и техникума.

 Стала Ева учиться кое-как, едва тянула. Пришёл конец учебного года, начались экзамены и вот результат, не смогла написать сочинение и получила переэкзаменовку на осень.

 В музыкальном техникуме тоже не сумела сдать на хорошую оценку и сыграть хорошо, не была переведена на третий курс….

 Когда отец узнал о провале, был сильно разгневан, огорчён и пришёл к такому выводу, что нужно разлучить дочь с Ибраимом потому что считал – это результат встреч. Нужно наказать хотя бы временно.

  Недолго думая, срочно, секретно отправил Еву с матерью в джругой город – Евпаторию к родственникам на всё лето. Но… Евауспела передать записку Ольге и просила сообщить Ибраиму, что её увезли. …

Началась тайная переписка с Ибраимом. И вот, наконец, было назначено свидание, Ибраим должен был приехать в Евпаторию.

 Решили увидеться на пляже «Дюльбер» у купальни в воскресный день.

 Приехал Ибраим к своей Еве и свидание произошло. … Так прошла неделя, виделись только днём на пляже, так как вечерами Еву одну не пускали.

Как-то гуляя по главной улице с матерью и с тётей, мать увидела Ибраима, остолбенела, растерялась. Чуть ли не получила удар от неожиданности. Как, откуда он взялся, почему в Евпатории? Немедленно домой! А там начались допросы, вопросы и, конечно, Еву на пляж не пускали. Сообщили отцу, как быть. Ответ пришёл незамедлительно – возвращаться домой, в Симферополь.

 Несколько дней Ибраим тщетно искал, ждал Еву, и вынужден был тоже уехать из Евпатории. Он догадался, что Еву от него опять увезли.

 Видя, что с Евой ничего невозможно сделать и повлиять на неё, отец договорился с приятелем из Баку – директором консерватории о принятии Евы для продолжения музыкального образования. Получили ответ о согласии, и Еву уже должны были отправить, но узнав об этом, Ева стала плакать и просить оставить её дома.

Тогда отец решил поговорить с Ибраимом и вызвал его на переговоры….

 И вот объяснение произошло. Отец долго разъяснял о создавшемся положении, стал просить, угрожать, чтобы Ибраим оставил Еву, дал ей возможность продолжать музыкальное образование и подействовал на неё, уговорил. Ибраим уверил отца, что препятствовать не будет и, как ему не тяжело, готов на разлуку, лишь бы Еве было хорошо.

 Ждали вызова из Баку и всё это время не виделись. Ибраим держал слово, данное отцу. Но «гони природу в дверь – она войдёт в окно», так получилось, что Ева стала худеть, чахнуть, ей не хотелось жить – не могла преодолеть желание видеть, разговаривать с любимым. Как ни старались все, ни оберегали, но всё же хоть в окно, но видели друг друга.

Был условленный знак и по первому зову Ева бросалась к окну, чтобы увидеть, послать воздушный поцелуй.

Очень редко удавалось встретиться, но встречи были кратковременными, а для обои это была радость и счастье.

Ева со страхом ждала ответа из Баку, но твёрдо решила, что ни  в коем случае не согласится на отъезд из дома на чужбину. Будет бороться, как сможет….

 Юноша Ибраим – избранник Евы родился в Феодосии. Был единственным ребёнком в семье, обожаемый отцом и матерью. Когда мальчику исполнилось десять лет, он лишился отца, Мать вынуждена была по просьбе всех родственников переехать в Симферополь. Семья состояла из трёх человек: матери, бабушки и самого Ибраима. Чтоб воспитать и учить Ибраима, мать вынуждена была зарабатывать на жизнь. Будучи хорошей мастерицей в кулинарии и приготовлении национальных яств. Она изготавливала халву, пирожки и другие изделия, которые поставляла в буфет при караимском клубе. Так и жили они на скромные средства.

 Доучился Ибраим до шестого класса, а потом бросил школу и пошёл работать, чтобы облегчить жизнь и помочь матери….

 Рано возмужав, стал самостоятельным. Вначале пошёл работать во фруктовую артель, где учился сбивать специальные ящики для упаковки фрукт, а потом, спустя годы, стал специалистом по приёмке и переработке фруктов….

Таким образом, получая хорошую зарплату, Ибраим уже мог   содержать мать, бабушку и себя. … Наконец в доме появился кормилец. Угнетала мысль, что учение брошено, не закончено, на надежда, что придёт время и он сможет продолжать своё образование, успокаивала….

Когда произошла встреча Ибраима с Евой, он был уже полностью возмужалым юношей, познавшим все стороны жизни.

            Шёл 1928 год.

Прошёл год после знакомства Евы и Ибраима. Оба поняли, знали, чувствовали, что друг без друга уже не смогут.

 Вот тогда и решили связать свою жизнь и судьбу. Секретно от родителей зарегистрировались в ЗАГСе и стали мужем и женой….

Решили играть свадьбу, но тихую, скромную, так как отец был обижен и не хотел шумных торжеств, Были приглашены все родственники, друзья, знакомые Евы и Ибраима.

Свадьбу сыграли в 1919 году в феврале месяце. По обоюдному согласию решили, что жить будут у родителей Евы….

Наконец, настал долгожданный момент, решающий день, когда родился мальчик. Это случилось в 1929 году в октябре месяце. Назвали мальчика Яков в честь двоих дедушек.

Ибраим ликовал, радость была беспредельная. Первенец!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s