Кто такие караимы?

В 2009 году вышла статья М. Кизилова «Ильяш Караимович и Тимофей Хмельницкий:  кровная месть, которой не было», которая при прочтении у меня оставила, мягко сказать, неприятный осадок.

 Традиционно для работ о караимах, эта начинается с объяснения автора, кто же собственно такие караимы: «Караимы – альтернативное движение в иудаизме» [С. 44]. Напомню читателю, что караимская религия – отдельное исповедание, официально признанное в России, Литве, Польше, Украине… Замечу, что караимы – это люди, а никак не движение. Но из приведённой цитаты ясно, что Кизилов хочет сказать, что караимы – это приверженцы того самого движения в иудаизме. Усиливая, а вернее – запутывая читателя, Кизилов далее употребляет всё чаще не просто «караимы», а «иудеи-караимы» [С. 48 и др.], но уже без расшифровки этого понятия. Если учесть, что ранее утверждалось, что «караимы – … движение в иудаизме», то получается «масло масляное» – «иудеи-иудеи».

Дальше – интереснее. На С. 49 народ крымские татары сравнивается всё с теми же иудеями-караимами. Если учитывать вышесказанное, то не корректно сравнивать народ с приверженцами религии. Как, например, гагаузов с мусульманами.

На С. 64 автор пишет про Ильяша Караимовича, что тот «едва ли мог быть караимом, как в этническом, так и религиозном смысле этого слова», а на С. 67 про караимских националистов. Какой этнический смысл? Ведь автор утверждал, что караимы – движение?! А выясняется, что у термина есть два значения – этническая и религиозная принадлежность. Возвращаемся в начало статьи – так кто такие караимы и о ком конкретно пишет автор?

 Для определения термина Кизилов отсылает читателя к своей работе «Караимы» в книге «От киммерийцев до крымчаков» [2004], теряя при этом часть названия книги – «народы Крыма с древнейших времён до конца XVIII в.», следовательно, в издании речь идёт о народе Крыма? Но на С. 191 автор указывает, что во всём мире на настоящий момент «насчитывается около 30 тысяч караимов», т. е., противореча названию издания, пишет лишь о караимах по вере (представителях разных этносов), а не о народе (крымских караимах). Причём не делает никакого различия между караимами по вероисповеданию, жившими в рассматриваемый период на разных территориях, в т. ч. и не в Крыму. А ведь этнографические, антропологические и мировоззренческие особенности формальных единоверцев из разных регионов мира должны были быть очень значительными. К примеру, ни у кого не возникает сомнений, что христиане Ливии, Исландии и Китая будут даже религиозные праздники отмечать по-разному, не говоря уже о разнице в суевериях, антропонимах, традициях…

Понятие этнос в современных словарях и энциклопедиях даётся примерно одинаково: «исторически возникший вид устойчивой социальной группировки людей, представленный племенем, народностью, нацией» [Словарь иностранных слов. Комлев Н. Г., 2006]; или «исторически сложившаяся общность людей с общей культурой, языком и самосознанием. Термин близок к понятию «народ» в этнографическом смысле» [Современная энциклопедия. 2000]; и, наконец, «любимая» Википедия: «группа людей, объединённых общими признаками: объективными либо субъективными. Различные направления в этнологии (этнографии) включают в эти признаки происхождение, язык,  культуру, территорию проживания, самосознание и др.». Таким образом, однозначно караимов Крыма, современных Западной Украины и Литвы можно отнести к отдельному этносу (самоназвание карайлар – мн. число; карай – ед. число, сейчас принято для определения этноса использовать также крымские караимы, къырымкъарайлар, караи, или крымские караимы-тюрки). Об этом чётко говорят опубликованные исследования языка, антропонимов, обрядов и обычаев, материальной культуры, антропологии крымских караимов.          

 Кизилов полностью игнорирует один из самых важный документов – самоидентификацию народа, последний раз подтверждённую на Национальном съезде в 2016 году, а именно: «Крымские караимы-тюрки (крымские караимы, караи) – коренной народ Крыма, объединённый общностью крови, языка и обычаев, осознающий собственную этническую индивидуальность, кровное родство с другими тюркскими этносами, самобытность культуры и религиозную самостоятельность, испытывающий особые чувства к Крыму, как к исторической Родине, дружеское расположение к другим народам и конфессиям, уважающий их самоидентификацию».           

В современном мире, с его глобализационными и интеграционными процессами, с неофашизмом и межэтническими конфликтами, именно этнической самоидентификации придаётся наибольшее значение с точек зрения социологии, культурологи, философии и других отраслей знания. «Этническая самоидентификация является одним из важнейших маркеров, позволяющих отделить один этнос от другого, определить значимость тех или иных культурных традиций и культурных смыслов, исторических и семиотических мотивов формирования этноса» [Этническая самоидентификация и её объективация в культуре. Зубачевский М. В., 2010]. Именно самоидентификация даёт представление о критерии «свой – чужой», выделяет особенности этноса в сравнении с окружением, чётко демонстрирует самосознание.

            Напрашиваются простые выводы:

  1. существуют караимы по религии и по происхождению; при использовании термина «караим» надо указывать, кого автор имеет в виду – адепта караимского вероисповедания, или караима по происхождению;
  2. Кизилов специально дезинформирует и запутывает читателя в этом вопросе;
  3. игнорирование самоидентификации является проявлением неуважения к народу.

А. Полканова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s